Blitzstrahl
- Слушай-слушай, а ты откуда? - ребята окружили меланхоличного мальчишку со странным цветом волос. Он не отвечал, но интерес к нему все равно не угасал. - Издалека? Ты городской? Теперь ты будешь учиться с нами? А почему не у себя?
Вопросов было много, а ответа ни одного.
- Да оставьте вы его уже в покое, - раздался чей-то голос. - Не видите, что ли?, ну, боится, он. Что, себя не помните?
- Ой, ну как всегда, - вздохнул мальчик, который настырнее всего приставал к новичку. - Вечно тебе нужно вставить что-нибудь. - И уже снова обращаясь к новенькому, он сказал: - Правда боишься? Ничего мы не сделаем. Шинске прав, конечно, поначалу всем страшно. Все-таки и дом у всех далеко, и...
- А может, он по-японски не говорит? - раздался еще один голос, звучавший почему-то обеспокоенно и очень серьезно. Многие прыснули от смеха, хотя смешного ничего не было.
- Говорю, - неожиданно ответил Гинтоки.
- О! - произнес Шинске.
- Заговорил, - добавил кто-то.
- Так ты нам расскажешь про себя?
Вместо ответа Гинтоки поднялся из-за парты и, растолкав интересующихся, направился к двери.
- Ну, бывает, - раздалось ему в спину.
- А как же следующий урок?
Гинтоки передернул плечами и вышел.
- Странный, - подытожили ребята.
- Но не страннее Кацуры, - все засмеялись, кроме самого Кацуры, который сейчас очень аккуратно складывал тетрадки на своей парте в стопку, и Шинске. Тот вообще, казалось, всегда был мрачный и никогда не смеялся. Лицо у него было очень уж неулыбчивое, да и глаза были слишком темные. Будто бы с затаенной злостью.
- Точно прогулять собрался.
- Аоки, угомонись уже. Тебе какое дело?
- Снова ты... - Аоки укоризненно посмотрел на Шинске. - Сколько можно-то?
- Это ты у себя спроси, - скучным тоном ответил тот.
- Я схожу за ним, - неожиданно подал голос Кацура. Он только что закончил подготавливать парту к уроку и выглядел удовлетворенно. - Прогуливать - плохо.
Все обернулись к нему.
- Ожидаемо.
- Да уж...
- Я быстро!
Одноклассники проводили его насмешливыми взглядами. Им нравилось подтрунивать над Кацурой. Тот был со странностями и на шутки, порой даже злые, никогда не реагировал. Он просто их не понимал.

Кацура нашел Гинтоки в тени большого дуба, что рос почти впритык к их школе. Сквозь густую шелестящую от теплого ветра листву в некоторых местах чуть-чуть просвечивало солнце. Гинтоки сидел, прислонившись спиной к стволу, и не подавал виду, что он обнаружен.
- Опаздаешь, - сказал Кацура.
- Ну и?
- Нельзя.
- Ага, - сказал Гинтоки и как следует всмотрелся в мальчишку перед ним. - Тебя как звать?
- Кацура.
- Ага, - снова сказал он. - Чего стоишь?
- Жду.
Гинтоки смерил Кацуру нетерпиливым взглядом.
- Над душой стоишь ведь.
- И буду. Нельзя прогуливать.
- Тебя, наверно, одноклассники не любят.
- Не знаю. Любят вроде.
- Ага, - в третий раз сказал Гинтоки. И в этот раз его "ага" отличалось от предыдущих. - Один раз-то можно пропустить?
Кацура задумался.
- Ну... - с сомнением начал он, - один раз, наверное, все-таки можно.

С тех пор Гинтоки пропустил еще не одно занятие. Шел третий месяц его пребывания в стенах этой школы. Дружбы он так ни с кем и не завел. Правда, по вечерам он проводил время в компании Шинске, который поначалу производил на Гинтоки только неприятное впечатление, но со временем исправился. Шинске был не таким уж плохим парнем. Ему не нравились попытки подшутить над Кацурой и зачастую он их пресекал. Гинтоки был с ним полностью в этом вопросе согласен, что жутко не нравилось главным любителям этого дела.
Но порой им все-таки удавалось добраться до Кацуры. Да даже не порой, а довольно часто. По мелочи Шинске не влезал, Гинтоки слишком часто гулял вне стен, а сам Кацура до сих пор не отличал плохое от хорошего.

===

Была середина лета, занятий почти не было, и ребята пошли к речке, что текла неподалеку от их школы. Жара стояла невероятная, и все устроились в тенечке под яблонями, что росли близ реки. Гинтоки закинул руки за голову, положил на лицо раскрытый учебник, чтобы солнце наверняка не добралось до него и не разбудило, и задремал.
- Пошли плавать.
Если от солнца можно было спастись, от от Кацуры навряд ли.
- М-м.
- Да жарко же. Пойдем!
- Я потом, не мешай.
- Тогда я тоже потом, - неожиданно сказал Кацура и сел рядом.
- Чего это? - не снимая книги с лица, спросил Гинтоки.