Blitzstrahl
Трава вспыхивала на вечернем солнце. Ветер тихо шелестел в листве, теребил верхушки деревьев. Тени от них колыхались, подобно водорослям в море. Я ощущал себя на дне мира, и небо, без того низкое, как будто продолжало спускаться еще ниже, из-за чего мне казалось, что это вовсе не небо, а огромная крышка гроба и она вот-вот захлопнется, и я останусь лежать здесь, в мягкой, зеленой траве навсегда. И по моей спине будут ползти тени. Я буду чувствовать это бесконечное движение, но никогда не смогу увидеть, как оно происходит на самом деле.
Почему это случилось так рано?
Несмотря на свежесть вечернего воздуха, запахи цветов, хвои и смолы, я не мог избавиться от навязчивого запаха гнили. Это реальность гнила на моих глазах. Все, что было так прекрасно совсем недавно, теперь казалось уродливым и несовершенным. Я застрял во вчерашнем дне. Ниточки из прошлого тянули меня обратно, они сплетались в крепкие веревки, обвивали меня и мешали двигаться вперед. Но даже если я сдамся и попробую вернуться обратно по своим же собственным следам, я не приду туда, откуда начал. Дважды в одну реку не войдешь. Да и хватит ли у меня сил вернуться?
Увижу ли я завтра солнце?
Увижу ли я завтра моих друзей?
Я был изможден и измотан. Раны не переставали кровоточить. Я не знал, хватит ли мне сил дойти до конца. В голове не было никаких мыслей - одни лишь образы. Я уже едва различал дорогу перед собой и не понимал, где я и куда иду. Когда я вышел к реке, я обессиленно упал на колени возле самой воды и закрыл глаза. Река была медленная, тихая, но в моей голове стоял невыносимый шум. Прошла одна, две минуты: я не мог пошевелиться.
Когда я открыл глаза, то увидел красное расплывчатое пятно крови, скользящее по воде. Где-то продолжался бой, а я был здесь и ничего не мог с этим сделать.
Еще с утра мы с Гинтоки сражались плечом к плечу. Я старался не терять его из виду и следить за всем полем битвы сразу, а он - он наоборот: несся вперед, сломя голову и ничего не видя перед собой. Он кидался на врага - взмах катаны, новая кровь - и тут же дальше. Все время вперед...
Переживу ли я этот день?
Теперь у меня совсем не осталось сил. Я лежал на спине и думал о том, что будет дальше... Я не чувствовал рук и ног из-за невыносимого холода… хотя вечер был теплым; лучи солнца скользили по траве, вода сверкала. Вечер был светлым, наполненным летними запахами. Одежда, мокрая от крови, неприятно липла к телу. Распоротый бок онемел. Окончательно обессиленный потерей крови, я не желал ничего, кроме одного: хотя бы еще раз увидеть Гинтоки и Шинске... посмотреть им в глаза и сказать: "На войне всегда кто-нибудь умирает. И я ни о чем не жалею. Но дальше вам придется идти без меня"...
Это было совсем плохо. Сердце защемило от боли. Я выдавил из себя улыбку. Я улыбался низкому небу, которое продолжало сводить меня с ума. Улыбался смерти, которая, как мне казалось, была уже близка. Улыбался назло всему миру.
В какой-то момент перед глазами окончательно потемнело, и я провалился в забытье. Я еще успел подумать, что вот и все, это конец.
Уже все?

Я очнулся от тихого гомона чужих голосов, открыл глаза и увидел спину человека в белом кимоно, заляпанном кровью. Хотя перед глазами еще плавали черные круги, я все равно узнал Гинтоки. Он разговаривал с Шинске. Мне хотелось окликнуть их, но вместе с тем я не спешил сделать это.
Был вечер. Еще один вечер, и я живой. Сколько же прошло времени? Кажется, недавно был дождь...
А я ведь и не думал, что когда-нибудь снова увижу их... Наконец меня заметил Шинске. Он похлопал Гинтоки по плечу и взглядом указал на меня. Воцарилось молчание. Пауза, длившаяся несколько мгновений, оказалась нашим самым большим откровением.
По шелковому розовому небу катились волны заходящего солнца. В этот раз небо не давило на меня. Оно было огромным и прекрасным... Если бы я умер вчера... если бы не Гинтоки и Шинске, то где бы я был сейчас? Я бы навсегда остался во вчерашнем дне, и сегодня на моем месте была бы пустота... Интересно, какого размера пустоту я бы оставил после себя?